инфо форум био диски видео фильмы фото фан-клуб sex чарты турне тексты интервью книги медиа ссылки гостевая  
       
 
 
«О ГОСПОДИ! ВЗГЛЯНИТЕ ЖЕ НА МЕНЯ!»
 

Была ли Мадонна действительно так встревожена возможностью появления ее фотографий в обнаженном виде, как показалось Томми Квину? Возможно, ее расчетливый ум подсказал ей, что все можно будет повернуть совсем не так, как хотели журналисты.
«Я вспоминаю, что, когда мы вместе жили в Нью-Йорке, — говорит Эрика Белл, — Мадонна показывала мне свои фотографии в обнаженном виде. Мы лениво валялись на диване, немного выпивали, она вытащила большой конверт и высыпала фотографии на пол. «Посмотри на меня, Рика, — сказала она. — У меня такая же плоская грудь, как у тебя!» Мы стали хохотать и хохотали почти до истерики. Она сказала: «Когда-нибудь я буду знаменитой, и эти фотографии опубликуют в «Плейбое», и это будет самым большим скандалом всех времен». — «Бог мой, — поразилась я, — и тебя это не пугает?» Она рассмеялась и ответила: «А ты как думаешь?»

Когда много лет спустя все так и произошло, Мадонна позвонила Эрике.
«Господи, — сказала Мадонна, давясь истерическим смехом, — все произошло так, как я и предсказывала!»
«Я знаю, — рассмеялась Эрика. — Просто не могу в это поверить!»
«Но у меня такая плоская грудь, — хихикнула Мадонна. — Почти как у тебя!»
Много лет спустя Эрика вспоминала: «Не думаю, чтобы эти фотографии ее беспокоили. Если она и волновалась, то мне об этом не говорила. Я просто помню, что мы много смеялись. Нам это казалось безумно смешным».
Гораздо больше неприятностей для Мадонны сулила демонстрация фильма Стивена Джона Левицки «Некоторые жертвы» по домашнему видео. Фильм был снят все в том же 1979 году. Рассчитывая, что Мадонна заплатит ему за отказ от коммерческого использования фильма, Левицки был глубоко разочарован, когда представители Мадонны предложили ему всего десять тысяч. Хотя Мадонна подала на него в суд, требуя запрещения распространения фильма, Левицки суд выиграл и в короткое время стал миллионером — неплохой результат для продюсера фильма, снятого шесть лет назад всего за двадцать тысяч долларов.
«Я считаю, что Мадонна пыталась остановить распространение фильма из соображений рекламы, — утверждает Левицки. — Ей было интересно испытать свою власть. «Нью-Йорк пост» вышла с огромными заголовками «Мадонна требует запрещения фильма с обнаженными сценами». Та истерика, которую она закатила по поводу фильма, меня удивила. Но в конце концов, когда дело дошло до суда, она не стала прикладывать особых усилий, чтобы остановить меня. Я считаю, что даже судья понимал, что в ее действиях есть стремление к рекламе. Поэтому он вынес решение в мою пользу, и я смог продать свой фильм».
В это время Мадонне совершенно не нужна была лишняя реклама — рекламы ей и так было предостаточно. Пресса ее и любила и ненавидела одновременно. Как правило, Мадонне нравилось, когда о ней писали, но в то же время она притворялась, что ненавидит общественное внимание. Как-то раз на вечеринке в честь своего дня рождения она появилась в зеленом брючном костюме. «Мне нравится этот наряд, — сказала она своим гостям, — потому что зеленый — это цвет зависти. Я завидую всем вам, потому что у вас есть личная жизнь, в которую никто не вторгается... А у меня этого нет!» Однако Мадонна не делала ничего, чтобы хоть как-то оградить свою личную жизнь от внимания прессы, — наоборот, она только провоцировала журналистов.

В мае 1985 года фотография Мадонны появилась на обложке журнала «Тайм» с заголовком: «Мадонна — почему она в моде?» Хотя некоторые друзья певицы утверждали, что Мадонна уставала от шумихи вокруг ее имени, ее всегда привлекала респектабельная реклама. Помощник Фредди Деманна, работавшего ее менеджером в тот период, вспоминает: «Мадонна ждала у дверей, когда же наконец появится курьер из конторы Деманна с первым экземпляром журнала. Я помню этот день очень хорошо. На Мадонне были надеты черные сетчатые чулки, короткая юбка и крохотный топ. На шее болтались сразу четыре распятия. Поскольку она в этот день работала, на ней были и ее обычные темные очки. Когда журнал привезли, она разорвала конверт в клочья, стремясь побыстрее добраться до самого журнала. Когда она наконец увидела обложку, то буквально завизжала от восторга.
«О господи! Взгляните же на меня! — кричала она, пританцовывая от радости по комнате. — Моя фотография на обложке «Тайм»! Разве в это можно поверить?! Только посмотрите! Разве я могла об этом мечтать?!» Может быть, в тот день она впервые почувствовала, что добилась своей цели.
Не отличавшийся особым умом помощник певицы честно признался, что он не может поверить в то, что портрет Мадонны появился на обложке самого респектабельного и уважаемого журнала в Америке.
Мадонна прекратила танцевать и вплотную подошла к несчастному парню: «Что ты, собственно, хочешь сказать? Почему бы мне и не появиться на обложке этого журнала?»
«Я не то хотел сказать... — стал заикаться помощник. — Я имел в виду... Простите меня».
«Да брось свое бормотание, — великодушно простила его Мадонна. — Ты такой слабый. Позвони Шо-ну. Я хочу, чтобы он это увидел».
Когда секретарь позвонил Шону и попросил того приехать в дом Мадонны и посмотреть на журнал, Пени ответил, что он занят. Он попросил прислать журнал с курьером к нему домой. Мадонна ходила по комнате, не в силах оторвать глаз от обложки. Разговор секретаря и Пенна достиг ее ушей. Она оттолкнула помощника и схватила трубку. «Ты должен немедленно приехать, Шон, — сказала она властно и уверенно. — Кто из твоих подружек появлялся на обложке «Тайм»? Только я! Так что, будь добр, немедленно приезжай!»
Пени появился через полчаса.
Тот факт, что Шон Пени тоже был довольно сложным человеком, только подливал масла в костер рекламы Мадонны. 30 июня 1985 года его арестовали за то, что он избил пару журналистов в отеле города Нэш-вилл, штат Теннесси, где проходили съемки очередного его фильма.
Этим утром они с Мадонной получили огромную связку воздушных шаров, присланных кем-то из журналистов. На карточке было написано «Мадонна и Шон. Поздравляем маму и папу. Как насчет эксклюзива?» Пристальное внимание журналистов и так выводило Пенна из себя, а уж эти намеки на то, что Мадонна беременна, переполнили чашу его терпения. Он вылетел из номера и набросился на собравшихся в вестибюле журналистов.
Лори Малренин, присутствовавшая при этой сцене, вспоминает: «Он вылетел из номера, крича, что сейчас всем башки поотрывает. Когда кто-то из журналистов сфотографировал его, он совсем разъярился. Где-то он подобрал камень и точно запустил его в голову фотографа, потом вырвал у него фотоаппарат и разбил об его спину. Фотограф упал, а Пени продолжал в ярости пинать его ногами. Когда другой журналист попытался выступить вперед, Пенн подбил ему один глаз, а потом подобрал камень и швырнул его ему в голову. Мадонна, тоже вышедшая из номера, надвинула шляпу на глаза и скрылась в отеле».
Шон Пенн был арестован за нападение на журналистов. Его приговорили к девяноста дням заключения и выплате пятидесяти долларов каждому из потерпевших.
Хотя приемы рекламных кампаний Мадонны могут показаться незатейливыми, они всегда срабатывали. К примеру, когда пришло время планировать свадьбу с Шоном Пенном, она настояла на том, чтобы церемония прошла в узком кругу, без широкой рекламы. Она вела себя так, словно не хочет международного внимания, которое, несомненно, было бы привлечено к подобному событию. Если бы она действительно не хотела огласки, они с Пенном могли бы просто поехать в Лас-Вегас и быстро пожениться без всяких проволочек. Свадьбу в узком кругу можно было бы организовать тысячей разных способов. Но она понимала, что атмосфера секретности только привлекает внимание репортеров и разжигает в них стремление присутствовать на церемонии любым способом. К тому же и интерес публики нарастал с каждым днем. Разумеется, Мадонна категорически запретила журналистам присутствовать на ней, причем сделала это исключительно ради того, чтобы сделать свою свадьбу наиболее привлекательной для прессы.
Единственный фактор, который она не могла контролировать, — это был Шон и его двойственное отношение к предстоящему бракосочетанию. За два дня до церемонии он устроил мальчишник в отдельном номере ночного клуба «Голливуд Рокси». На вечеринке присутствовал его брат Крис, а также актеры Гарри Дин Стэнтон, Дэвид Кейт, Том Круз и Роберт Дюваль. Стриптизерша «Котенок» Навидад, которую пригласили на мальчишник, вспоминает: «Все парни страшно напились. Им было замечательно. Но Шон никак не мог расслабиться. Он все понимал. Ну или почти все».
На мальчишнике Шон сказал своему другу Айзеку Бенсону: «Парень, я не знаю, смогу ли я все это выдержать».
«Ты любишь ее?» — спросил Бенсон.
«Конечно, я люблю ее, — ответил Шон, потягивая ром с колой. — Но мы прикончим друг друга. Мы вместе — это настоящая атомная бомба. Настоящая бомба».

«Так, может быть, не стоит жениться?» — предложил Бенсон.
«Правда? Ну и что тогда? — Пенн поднял брови. — Она просто убьет меня за то, что я опозорил ее перед всем миром, вот что тогда! Ни за что. Я люблю ее и, значит, должен на ней жениться. Бог мне поможет. Если все вокруг идет кувырком, то хоть я могу поступить правильно?»
И два друга выпили за счастье будущих новобрачных. «Надеюсь, эти шакалы не догадаются, где будет свадьба, — сказал Пенн. — И тогда у нас получится именно то, о чем мечтает Мадонна, — спокойная, тихая свадьба».


 
 
 
  карта ссайта контакты история сайта баннеры главная
MADONNA - BAD GIRL ©
Разработка проектов безопасность || Стул на металлокаркасе с мягкой спинкой здесь еще больше.