инфо форум био диски видео фильмы фото фан-клуб sex чарты турне тексты интервью книги медиа ссылки гостевая  
       
 
 
Кино
 

Музыка всегда занимала самое важное место в моей жизни, но одновременно я уже давно тянулась к художественному кинематографу. Стоит только представить себе, что до конца жизни придется заниматься только пластинками, как все твое существо охватывает чувство ужаса.
Между телефильмами с рок-представлениями и художественными лентами для профессионала нет большой разницы. Но публика на это смотрит иначе. Роли, которые я исполняю в видеофильмах, зритель отождествляет с моей собственной жизнью, с моей личностью, в то время как для меня это всего лишь форма существования в искусстве, мой образ. После того, как я снялась в фильме «Отчаянные поиски Сюзанны», вдруг начали говорить: «А, наконец-то она сыграла саму себя». Пришлось сниматься в кино и дальше... Теперь они каждый раз твердят, увидев меня на экране: «Ну, да это просто чистая случайность!»
Мне нравится сценарий фильма «Сиеста», созданный Мэри Ламберте, однако мне не удались сцены с обнаженным телом. Я нахожусь сейчас в такой стадии своей карьеры, когда нагота в каждом фильме полностью отвлекает от сущности изображаемого характера роли. Что же касается других фильмов, то это чистая случайность, если в них включены сцены с обнаженным телом. Например, образ Бетти мне очень нравится, и обнаженные сцены в фильме выглядят совершенно естественно и имеют очень важное значение для развития сюжета. И, наоборот, — в роли Вельвет обнаженные сцены мне мешали, потому что они преследовали только одну цель: шокировать зрителя.

Работу актера я считаю неимоверно трудной. Изнуряющей. Не один раз мне нужно было сосредоточить все свои силы для сцены, которая продолжалась на экране всего три секунды... Случалось, что я теряла всякое
самообладание.
Я думаю, что американскому зрителю приходится очень тяжело, так как в одном фильме изображаются и страдания, и страсти. Сначала всегда должно произойти что-нибудь ужасное: акт насилия или герои фильма на грани разрыва. Фильмы насилия меня не интересуют. Меня привлекают роли сильных, властных женщин. Я не люблю, когда женщина — объект, жертва.
Я несколько раз встречалась с Робертом Стигвудом и в Китае тоннами читала литературу об «Эвите». Но Стигвуд настаивал на том, чтобы сделать из этого нечто вроде оперетты, а так как меня «Эвита» интересовала только как драматическое произведение, из этого ничего не получилось. Я с удовольствием сделала бы когда-нибудь фильм, где я пою, но вся трудность заключается в том, что необходимо найти верное художественное решение, если я хочу сделать фильм о певице.
Для меня было бы большой радостью получить признание как актриса. Я убедилась, что может ничего не получиться, даже если вместе соберутся талантливые авторы, талантливые актеры, талантливый режисер, талантливый художник по костюмам и так далее. Часто наоборот. Не ждешь результата — а он отличный! Я вынуждена была делать фильмы ; всегда в страшной спешке, и у меня не было времени глубоко вникнуть во все детали того, что называется кино. Теперь же я знаю, что делать что-либо посредственное — бесполезная трата сил и времени. Поэтому главный выбор надо делать вначале. Банальную идею не оживит даже талант...
Процесс сьемки фильма длится гораздо дольше, чем запись альбома. Собственно говоря, даже если я буду делать один или два фильма в год, у меня все равно еще останется несколько свободных месяцев для того, чтобы записать пластинок больше, чем сделать фильмов.
Я с большим удовольствием сыграла бы девушку, которую многие принимают за
идиотку.
Вообще я чувствую, что могла бы стать режиссером.

Скорее всего я обзавелась бы художественной галереей, а не киностудией. Или музеем.
Во мне глубоко живет тайное страстное желание сделать карьеру актрисы, как будто я уже всему научилась. И все же я убеждена, что пускай и окольными путями, но достигну
своей цели.
В каждой роли, которую исполняешь, есть частица тебя самой. Я даже поверила, что у меня есть что-то общее с Сюзанной из кинофильма «Отчаянные поиски Сюзанны». Думаю, что у меня много общего и с Никки Финн, но обе они не тождественны мне. Что бы там ни было, но между нами нет ничего общего, и меня не привлекают эти роли.
Честно говоря, я с большим удовольствием хотела бы пожить в доброе старое голливудское время. Студии тогда действительно проявляли внимание к своим людям и заботились о них, чего сегодня уже не делает никто. Но в то же время тогда артист не был хозяином своей судьбы. В настоящее время у нас гораздо больше личной свободы, однако никто уже не заботится так о твоей карьере, как это было
раньше.
О, Джимми Стюарт! Я люблю его безумно. Я готова умереть только ради того, чтобы с ним познакомиться. В его фильмах есть две невероятно захватывающие сцены, которые меня поистине потрясают. Одна сцена, где он стоит перед Донной Рид, которая в это время звонит по телефону. Он говорит ей, что ее любит, целует ее и при этом плачет. Естественно, что он любит ее ужасно. О-о-о-о! И еще вот эта другая сцена в фильме «Окно во двор», где он бросает такой взгляд на Грэйс Келли. Она провела с ним ночь, он крутится вокруг нее, опирается подбородком на спинку стула и смотрит на нее безумно влюбленными глазами. Я не могу это описать, но такое я могла бы ожидать от человека, который любит меня. Это был самый чистейший взгляд любви и преданности. Полнейшая увлеченность. Просто с ума сойти можно.
Я с большой радостью работала бы с Бобом Фоссе, Мартином Скорсезе и Джемми Фоули. Я люблю Копполу, я нахожу его великолепным. И Романа Полански, и Майка Николса. Я с удовольствием сделала бы фильм с Фас-сбиндером... это было бы здорово — поработать с ним.
В фильме «Отчаянные поиски Сюзанны» я на самом деле больше всего играла саму себя. Сюзанна даже носит мои наряды. Да, я — Сюзанна! Дикая, независимая и любящая авантюры, и меня тоже все повсюду в отчаянии разыскивают. Когда я прочитала сценарий, сразу же поняла, что смогу сыграть эту роль. Это была настоящая нервотрепка! Мне потребовалось только внимательнее вглядеться и вслушаться в себя.
Там у меня было несколько сцен, во время которых я действительно испачкалась кровью и вымокла. Несколько раз я настолько взвинтилась, что раскрывала рот, но не могла произнести ни звука. Это всех поразило, так как я относилась к числу самых спокойных на съемочной площадке, ведь для меня все вокруг было новым, я всему удивлялась.
О, у меня масса общего с Сюзанной. Так же, как и я, она необычайно эмоциональная девушка. Она принадлежит к таким натурам, в которых никогда нельзя заранее предугадать, что они сотворят, и они так прекрасно выглядят, даже в самом скромном одеянии. Когда фильм «Отчаянные поиски Сюзанны» вышел в Голливуде, в первый вечер я чувствовала себя, как маленькая девочка. Всюду фотокамеры, вспышки, толпы, аплодисменты... Я даже забыла, что я знаменитая певица, а не молодая актриса, празднующая дебют.
Фильм «Шанхайский сюрприз» был заявлен как приключенческий. Они до неузнаваемости сократили все мои сцены, так что я предстала, как идиотка без какого-либо характера. Сценарий мне действительно понравился. Потом все развалилось. Режиссер Джим Годдард не имел никакого представления о том, что он должен был делать, и, начиная уже со второго съемочного дня, все покатилось в тартарары. Это была полная противоположность съемкам фильма «Отчаянные поиски Сюзанны» и демонстрация абсолютно отрицательного опыта, из которого я, между прочим, извлекла для себя много полезного. Я и до сих пор в этом не раскаиваюсь.
Я была не очень счастлива в Англии во время съемок «Шанхайского сюрприза». Пресса была невероятно озлоблена, репортеры злословили. Я с большим уважением отношусь к Англии, но к такому не могла привыкнуть. В Нью-Йорке люди эмоциональны и говорят то, что думают. Англичане гораздо более замкнуты. Когда я в Англии захожу в магазин и громко разговариваю или смеюсь по какому-либо поводу, на меня со всех сторон смотрят с удивлением. Пассажиры в метро чуть слышно разговаривают или смеются. В Нью-Йорке они устроили бы дьявольскую шумиху.
Я думаю, что Джордж Харрисон гораздо больше дал мне советов по поводу того, как обращаться с прессой, чем я узнала об этом во время работы над фильмом.
Когда мы вдвоем с Шоном участвовали в съемках в Англии, мне казалось, что разразилась третья мировая война. Мой муж и я были лакомыми кусочками для прессы. Вероятно, это произошло по той причине, что у Шона была репутация человека, легко поддающегося на провокацию. Под нашим домом на колесах нашли себе жилище огромные крысы... Я постоянно говорила: «Я не могу никак дождаться, когда же это все кончится. Я не могу никак дождаться». Это был тест на выживаемость. Теперь я точно знаю, что в состоянии вынести все.
Я была полностью разочарована «Шанхайским сюрпризом». Режиссер не имел никакого представления о постановке, и все вышло из-под его влияния. Кинематографическая общественность хотела получить захватывающий фильм наподобие «Охотника за потерянным кладом», но потенциально в своей основе сценарий содержал любовную историю. По несчастному стечению обстоятельств он был помечен как приключенческий фильм, но все, что его могло спасти, было выброшено. Мы хотели сделать фильм в духе старой романтической ленты, как, например, «Африканская королева». Это нам померещилось, когда мы прочитали сценарий.

Фильм «Кто эта девушка?» имел в Европе грандиозный успех, я получила хорошую прессу. Думаю, что в Америке его ждет провал, потому что его демонстрация совпадает с моими гастролями. Связь между пластинкой, гастролями и фильмом введет людей в заблуждение, потому что у всех одно и то же название. Кроме того, я полагаю, что есть люди, которым не понравится то, что я успешно совмещаю две профессии.

 
 
 
  карта ссайта контакты история сайта баннеры главная
MADONNA - BAD GIRL ©