инфо форум био диски видео фильмы фото фан-клуб sex чарты турне тексты интервью книги медиа ссылки гостевая  
       
 
 
Музыка
 

Как только я почувствовала полное удовлетворение собой как танцовщицей, я сразу же стала приобщаться к музыке. Я начала сочинять песни, однако едва наступил тот момент, когда я захотела представить их на суд большой аудитории, меня сразу же охватил точно такой же страх и неуверенность в себе, как и в начале моей карьеры в качестве танцовщицы. Каждый раз, когда я начинаю новое дело, чувствую дрожь в коленях, испытываю потребность учиться всему заново. Меня охватывают одновременно и страх, и волнение. Я чувствую себя открытой книгой. У меня огромное желание освоить все, чему только можно выучиться, а затем все это опять вернуть людям.

Игрой на ударных инструментах я очень скоро овладела в совершенстве. Я была достаточно крепка физически. Вся эта сила была во мне благодаря моему ежедневному танцевальному тренингу. Я перестала заниматься танцем по восемь часов в день, а вместо этого ежедневно в течение четырех часов упражнялась в игре на барабанах, чем и повергла всех в состояние умопомрачения.
Я всегда испытывала огромное наслаждение от богатой ритмами музыки, мне нравились свободные музыкальные формы, однако в фирме, где вели тогда мои дела, не смыслили в этом абсолютно ничего. Несмотря на то, что я уговаривала себя сочинить какой-нибудь рок-н-рол, к этому у меня все равно не лежало сердце. Самое мощное влияние оказал на меня стиль «соул», я всегда хотела делать музыку, основываясь на гармоничном звучании, которое всегда производило на меня большое впечатление. Я хотела подойти к сочинению музыки с исключительно простых позиций, ведь я достаточно ясно осознавала, что у меня нет никаких экстраординарных композиторских способностей. Моя музыка должна быть простой и непосредственной. К тому времени я все еще продолжала с большим удовольствием танцевать на эстраде, и у меня было колоссальное желание сделать только одну пластинку, но такую, под которую я сама бы с удовольствием танцевала и которую люди захотели бы слушать по радио.
Когда мои занятия танцем проходили в балетном классе, я все время слушала классическую музыку, она служила музыкальным сопровождением для тренинга. Эта музыка действительно возбуждала во мне интерес, но лишь совсем недавно я снова почувствовала свою привязанность к ней и пришла к глубокому убеждению, как сильно мне ее недоставало в жизни. На следующий день мой муж поставил пластинку Брамса. Раньше подобное случалось с ним крайне редко, а это было просто великолепно: звучал концерт Брамса. Я люблю Моцарта и Шопена. Их музыка таит в себе что-то очень сладко-женственное.
Когда я была совсем молоденькой, мне очень нравились певицы типа Лулу, этакие ангельские лики... Марианна Файтул — вот что-то в этом роде.

Неужели те, кто делает машины, стулья, то что называется материальными ценностями, важнее, чем люди искусства? Это сплошная болтовня! Хорошо написанная песня — это пойманный кусочек бытия. Радостная или трагическая. Это энергия, которую передаешь другой душе.
Искусство и музыка вовсе не обязаны быть мирными. Это поток, он все время в движении. Люди слишком много навоображали себе о музыке... что можно считать искусством, а что нет, что является совершенством, а что нет.
Они же не боги, чтобы знать высшую меру. Они думают, что если художник делает что-либо слишком просто и понятно, то это непременно для денег, что это какой-то компромисс. Или наоборот, если что-то преподносится зрителю в таинственном, завуалированном одеянии, то оно близко к совершенству. И на понятном всем языке можно рассказать потрясающие вещи. Не обязательно мудрить и
лукавить.
Музыка — это магнит такой силы, что к нему многие прилипают только ради славы. Мне музыка дает возможность высказать что-то очень личное, сокровенное. Для публики ты создаешь имидж, свой музыкальный имидж, в то время как сама я в своих ролях, своих сценических, скажем, масках вижу только лишь одну какую-нибудь грань своего характера.
Я знаю, что давно, может быть, сразу восстановила против себя очень много людей, особенно тех, у кого есть дети. Они хотят запретить исполнение музыки с якобы непристойным текстом, но я уверена, и никто меня в этом не разубедит, что дети гораздо скорее, чем кто бы то ни был, разберутся в том, что можно считать порядочным и приличным. И вообще, кто установил эти рамки, где кончается одно и начинается другое? Идеи для текстов моих песен я беру из обычной, повседневной жизни. А дальше работает моя фантазия, которая без конца мечется от мечты об иделаьных отношениях к реальности. Туда и назад, туда и назад. Такова жизнь человеческая, она проходит между мечтой и действительностью. Когда поешь на эстраде, становишься внутренне очень ранимым. Это почти то же самое, что плакать или любить на публике. Нечто подобное происходит и во время актерского исполнения. Это только лишь иной способ выражения.
Я нахожу слова для своих песен только в том, что вызывает мое любопытство и приносит счастье... Каждый день я веду дневник, записываю свои мысли или пишу о том, что прочитала, что мне запомнилось за день, удивило меня, впечатлило... На меня действует все: хорошая книга, хороший фильм, выражение глаз проскользнувшего в толпе мужчины, плач ребенка или старые люди, кормящие из рук голубей на площади. Я охотнее всего разговариваю со швейцарами или портье: они самые остроумные люди и всегда мне любопытны.
Я ненавижу, когда из моих пластинок делают смикшированный оригинал. Я хотела бы слушать свои песни без всякого изменения.

Фирма «Уорнер» не знает, как она должна подавать меня в Америке... то ли как исполнительницу в стиле «диско», то ли в стиле «новая волна», а все это из-за моей необычной манеры подачи материала. Самое большое мое желание — стать основательницей нового стилевого направления в музыке. Для этого я пропускаю через себя жизнь.

 
 
 
  карта ссайта контакты история сайта баннеры главная
MADONNA - BAD GIRL ©